Первое официальное упоминание о яхтинге в Ораниенбауме

Благодаря профессиональной внимательности работников Ломоносовкого краеведческого музея в известном труде популяризатора парусного спорта Г.В. Эша, точнее в его книге "Руководство для любителей паруснаго спорта", изданной в Санкт-Петербурге в 1895 г., есть первое официальное упоминание о яхтинге в Ораниенбауме. В подробном перечне "Российских яхъ-клубов, парусныхъ и гребныхъ клубовъ, обществъ и кружковъ" на странице 33 под пунктом 57 обозначено "Ораниенбаумское общество любителей парусного спорта" . Время учрежедния оного общества датируется 1894 годом. 
Других упоминаний о днятельности этогго общества, к сожалению, пока не обнаружено. Есть не мало старинных фотографий, где запечатлены яхты и марины Ораниенбаума дореволюционного периода. Мы будем собирать и систематизировать всевозможные свидетельства для создания более полного исторического архива яхтенного движения в нашем крае.

 

"Руководство для любителей паруснаго спорта" 1895 г. Санкт-Петербург

Предлагаем Вашему вниманию отрывок из книги "Руководство для любителей паруснаго спорта", датированной 1895 годом. 

 


Г.В.Эш 

"Руководство для любителей паруснаго спорта"
1895 г. Санкт-Петербург
 
 

 

Правила и обычаи, принятые на яхте.

 

Постороннему человеку, попавшему на благоустроенную яхту, многие из обычаев и правил яхтенной жизни могут показаться крайне стеснительными и даже лишенными какого-либо разумного основания. Строгое исполнение всех этих правил, как бы ничтожны они не казались, любовь к чистоте и порядку, доведенных до степени возможного, известные рамки, в которых все держится относительно друг друга,- все это на первый взгляд может показаться или чудачеством, вызванным желанием подражать военному флоту, или простыми придирками, не имеющими никакого значения для дела. 


Но так могут рассуждать люди, никогда не жившие на море активной жизнью и потому не имевшие случая самолично убедиться, что эти, кажущиеся им лишними и только стеснительными, правила и формы выработались именно самой жизнью на море.


Дисциплина и точное исполнение каждым своих обязанностей должно быть призвано одним из главных условий судовой жизни и , при ограниченности помещений, совместное пребывание и начальствующих, и подчиненных, как при исполнении служебных обязанностей, так и вне службы, сделали необходимым установление известных границ, переступать которые значит нарушать всякий порядок и подрывать авторитет начальства, который на море необходимее, чем где-либо в другом месте.


Стремление к чистоте и порядку везде хорошо и нигде не может считаться излишним. Тем более оно должно быть свойственно каждому моряку и ни в каком случае не может сделаться преувеличенным. Чистоты и порядка требуют прежде всего сами условия жизни на судне, где недостаток помещений заставляет каждого в отдельности и всех вообще довольствоваться весьма ограниченным пространством и где поэтому всякая не на месте брошенная вещь сильно стеснит и без того неширокий простор. Грязь же и нечистота могут быть прямо опасными в гигиеническом отношении, действую кроме того, крайне вредно как на сам корпус судна, так и на различные судовые принадлежности. Затем, помимо этих внешних причин, требование чистоты и порядка имеет и нравственную причину, заключающуюся в стремлении поддерживать команду в постоянной деятельности. Так как правильная деятельность сама по себе равносильна дисциплине. Не надо при этом забывать само предназначение яхты. Это не гальот или лайба, служащие для перевозки дров. Главным отличием всякой яхты должна быть прежде всего чистота и даже щеголеватость. Еще Петр Великий, в наставлении своей Невской флотилии, этому первому яхт-клубу не только в России, но и во всем свете, писал: « сии суда даны, дабы их употреблять так, как на сухом пути кареты и коляски, а не как навозные телеги…» Яхта, куда бы она не пришла в свой порт или в чужой, уже одним своим наружным видом всегда возбуждает любопытство, которое весьма естественно переходит и на экипаж, тем более, следовательно, надо заботиться оставить в зрителях приятное впечатление, поддерживая честь своего флага хотя бы наружным видом. Неряшливый же вид яхты и команды плохо рекомендует его владельца или командира со всех сторон – и с точки зрения общежитейской и со стороны чисто морской. Напрасно делают иные начинающие любители, нарочно придавая своей яхте, а кстати и своему костюму непрезентабельный вид, надеясь тем произвести впечатление заправских моряков, не обращающих, якобы, внимание на пустяки. Впечатление может получиться как раз обратное, потому что главной характеристикой настоящего опытного яхтсмена, любящего свое дело, как раз является заботливость об опрятном виде своего судна, если не щегольском виде своего судна, а о поддержании на нем определенного порядка. Об этом особенно надо помнить в чужих, тем более иностранных портах, чтобы не вызывать сострадательного или недоумевающего пожатия плеч и нежелательного осуждения.